Можно ли признать договор оказания услуг управляющей компании ничтожным

Прямые договоры собственников с РСО существовали и до № 59-ФЗ. Их законный статус подтвердил № 176-ФЗ в июне 2015 года. Однако судебная практика показывает, что фактически сложившиеся договорные отношения могут быть признаны недействительными. Читайте о том, почему суды выносят такие решения.

Фактически сложившиеся прямые договоры узаконил № 176-ФЗ

Собственники помещений в многоквартирных домах получили право на общем собрании принять решение о заключении прямого договора с РСО только после вступления в силу 3 апреля 2018 года № 59-ФЗ (п. 4.4 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ). До этого расчёты непосредственно с поставщиками ресурсов были законны только в тех домах, где прямые отношения жителей МКД с поставщиком ресурсов сложились «исторически».

Прямые отношения собственников и РСО, сложившиеся до 30 июня 2015 года, были признаны действующими Федеральным законом от 29.06.2015 № 176-ФЗ до истечения их срока или до момента отказа от них одной из сторон.

Поэтому управляющие организации, получившие в управление многоквартирные дома с такими давними прямыми договорами, не считают обязательным исполнять требования п. п. 4, 5 ПП РФ № 124 о направлении в РСО оферты на заключение договора на предоставление коммунальных услуг жителям МКД.

УО забывают о том, что, согласно п. 18 ст. 12 № 176-ФЗ, при смене способа управления домом или УО, собственники обязаны на ОСС выразить согласие на продолжение фактически сложившихся прямых договорных отношений с РСО. Если это условие не было исполнено, такой договор, признанный ранее, согласно № 176-ФЗ, действующим, считается расторгнутым при смене УО.

Разберём такую ситуации на примере судебной практики, в которой суды решали спор о необходимости УО заключить договоры с поставщиком коммунальных ресурсов не в пользу первых.

Можно ли признать договор оказания услуг управляющей компании ничтожнымРабота управляющих организаций после принятия № 59-ФЗ

Уо не заключила договор с рсо из-за прямого договора по № 176-фз

Управляющая организация получила в управление один из многоквартирных домов Хабаровского края. Собственники помещений в доме оплачивали индивидуальное потребление электроэнергии в адрес РСО по прямому договору, признанному согласно № 716-ФЗ. Поэтому УО не стала заключать договор с РСО.

Данный факт установил орган лицензионного надзора. УО получила предписание устранить нарушение требований ч. ч. 2, 3 ст. 161, ч. 2 ст. 162, п. 7 ч. 1 ст. 193 ЖК РФ, п.п. 4, 5 ПП РФ № 124 – заключить договор с РСО на поставку электрической энергии.

УО направила РСО оферту на заключение договора на поставку коммунальных ресурсов с целью содержания общего имущества МКД. Поставщик электроэнергии прислал бланк договора, но УО он не устроил.

Был составлен протокол разногласий, который РСО получила, но не подписала, направив организации новый вариант. Он включал не только КР на СОИ, но и предоставление услуги энергоснабжения в помещениях собственников.

Управляющая организация такой договор не подписала.

При проверке исполнения предписания орган контроля выдал УО новое предписание, с которым организация не согласилась и подала в суд иск с требованием признать документ незаконным и неисполнимым.

Признать договор оказания услуг недействительным — алгоритм действий

Договор на оказание услуг – это соглашение, в котором одна сторона обязуется выполнить какие-либо работы за определенную плату. Заключается он в простой письменной форме.

Сделка считается заключенной, если все ее участники согласны с пунктами договора.

Для того, чтобы согласовать условия предмета соглашения, нужно прописать какие именно действия должен произвести исполнитель и какой гонорар за это должен оплатить ему заказчик.

После заключения договора не исключена ситуация, что какое-то условие или же весь документ в целом нарушает интересы одной из сторон. Почему договор может быть признан недействительным, прописано в ГК РФ.

Обратите внимание! Соглашение может быть признано недействительным или же изначально считаться ничтожным.

Для того признать договор оказания услуг недействительнымнеобходимо обратиться в судебные органы. Но и ничтожность договора также может быть установлена в судебном порядке.

Стоит сказать, что недействительность может касаться как всего договора в целом, так и какой-то из его частей. Договорная часть признается недействительной в суде.

При этом договор в целом не теряет своей юридической силы.

Основания для признания договора недействительным:

  • Заключение сделки, одной из сторон которой является лицо, не достигшее возраста 18 лет;
  • Выявлены обстоятельства, которые прямо противоречат законодательству и прочим правовым актам;
  • Целью договора является противоречие общественному порядку и нравственности;
  • Одной из сторон является недееспособное лицо;
  • Договор был заключен юридическим лицом, и цели сделки идут в разрез с целями его профессиональной деятельности;
  • Нет соглашения от третьего лица, либо органа государственного управления;
  • В процессе заключения соглашения оказывалось давление или применялись действия насильственного характера к одной из сторон;
  • Договор был заключен обманным путем или же лицо вводилось в заблуждение;
  • Стороной по договору являлось лицо, которое не может отдавать отчета своим действиям;
  • Одна из сторон ограничена в дееспособности по решению суда.

В нашу фирму достаточно часто приходят клиенты, которым необходима помощь в признании договора на оказание услуг недействительным.

Важно! Данный тип соглашения может быть признан недействительным только через суд!

  • Первое, что необходимо сделать – составить заявление и передать его в судебные органы. По принятому порядку документ отдается в орган, находящийся территориально по местонахождению ответчика. В иске должно иметься указание на то, почему договор должен быть признан недействительным;
  • Не забывайте про доказательства – они должны быть четкими и аргументированными;
  • В заявлении указываются адреса сторон, наименование судебного органа, ФИО сторон или представителя;
  • В обязательном порядке нужно сделать ссылки на законодательство, которое подкрепляет требования одной из сторон;
  • В самой последней строчке указывается перечень прилагаемых документов.

При составлении иска нужно четко формулировать свои требования. Отдельно нужно отметить тот факт, что признать договор оказания услуг недействительным крайне сложно.

В особенности это касается момента, когда данное требование связано с субъективным фактором – например, введением в заблуждение. Следовательно, самостоятельные действия могут привести к тому, что решение суда будет не в вашу пользу.

Именно поэтому составление иска и представление интересов в суде лучше всего доверить нашим опытным юристам.

Когда договор управления между ТСЖ и УО признают недействительным

Договор управления, заключённый товариществом собственников жилья с УО могут признать недействительным по ряду причин. Рассказываем о проблеме на примере судебного спора № 306-ЭС20-17457.

Отношения ТСЖ и УК при заключении договора управления МКД

Собственник обратился в суд с заявлением о признании договора управления недействительным

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском к ТСЖ и управляющей компании о признании недействительным заключённого между ними договора управления. Истец указал на ошибки в процедуре заключения договора, а также отметил, что условия этого документа нарушают закон и права собственников помещений в МКД:

  • решение о заключении договора управления с УО было принято в отсутствии кворума;
  • в договоре прописано условие о возможности УО в одностороннем порядке изменять размер платы за содержание и ремонт общего имущества;
  • также содержится условие о возможности управляющей компании независимо от назначения платежа засчитывать его в счёт погашения задолженности за более ранний период.

Суды с некоторыми поправками в решения друг друга удовлетворили иск. Тогда управляющая организация обратилась с жалобой в Верховный суд РФ. Рассказываем, чем всё закончилось.

Тсж имеет право заключить договор с управляющей организацией

ТСЖ имеет право заключать договор управления, а также договоры на содержание и ремонт общего имущества в МКД, об оказании коммунальных услуг и прочие в интересах членов товарищества (п. 1 ч. 1 ст. 137 ЖК РФ).

При заключении договора управления с управляющей организацией товарищество, согласно ч. 2.2 ст. 161 ЖК РФ, осуществляет контроль за тем, как УО выполняет свои обязательства по этому договору, в том числе, как она оказывает все услуги и (или) выполняет работы.

В силу ч. 1 ст. 147 ЖК РФ правление ТСЖ может принимать решения по всем вопросам деятельности товарищества, кроме тех, что относятся к исключительной компетенции общего собрания собственников помещений в МКД и общего собрания членов ТСЖ.

Принятие решения о заключении договора управления с управляющей организацией не входит в число вопросов, отнесённых к компетенции общего собрания, поэтому суды заключили, что правление было вправе принять решение такого рода.

Как внести изменения в договор управления многоквартирным домом

Как признать недействительным договор с управляющей компанией

Для примера рассмотрим историю жителя Кумёнского района. Ему удалось доказать в суде, что управляющая компания незаконно взимала с него деньги.

Чем больше развивается коммерческая сфера обслуживания ЖКХ, тем больше к ней вопросов. Судебные тяжбы жильцов с управляющими организациями – давно не новость. Противоречия, заложенные в жилищном законодательстве, регулярно становятся причиной таких разбирательств.

Читайте также:  Наследование по завещанию и по закону

В отдельных случаях доходит до абсурда: управляющая компания берёт деньги за оказание жилищно-коммунальных услуг незаконно.

Сегодня я предлагаю на конкретном примере рассмотреть, как через суд признать договор с управляющей компанией недействительным и не платить за оказанные услуги.

В Кумёнском районе Кировской области развернулась целая война между местным жителем и метной управляйкой.

В октябре 2015 года житель села Быково Вячеслав Шкляев узнал, что задолжал управляющей компании «Кумёнское домоуправление» немалую сумму за оказанные коммунальные услуги по договору управления.

Причём о существовании этого договора Шкляев узнал только из судебного приказа о взыскании. Всё это Вячеславу не понравилось, и он обратился в суд, чтобы признать договор с управляющей компанией незаконным.

А начало истории было положено ещё 31 октября 2012 года. Именно тогда «Кумёнское домоуправление» и председатель общего собрания собственников Валентина Чаузова заключили договор управления домом сроком на пять лет. Таким образом, Шкляев должен был оплачивать работу управляющей компании.

Как именно УК управляла многоквартирным домом – загадка. В анкете дома, которая содержит основные сведения о многоквартирном доме, не было сведений о способе управления.

По данным Госжилинспекции, дом №17а на улице Советской также не числится в реестре домов, которыми управляет «Кумёнское домоуправление». Портал «Реформа ЖКХ» не содержит информации об управлении МКД.

По закону управляющие компании обязаны раскрывать такого рода информацию.

Но начислять плату за содержание и ремонт имущества УК не имела права, и вот почему. Согласно 156 статье Жилищного кодекса, размер платы за содержание общедомового имущества определяется общим собранием собственников.

Размер платы является существенным условием договора. А в договоре, заключённом между Чаузовой и УК, не был прописан размер платы.

432 статья Гражданского кодекса гласит, что договор может считаться заключённым только в том случае, если стороны достигли соглашения по всем пунктам. Иначе сделка недействительна.

И, наконец, в соответствии с 44 статьёй ЖК, решение о том, как будет управляться дом, принимает общее собрание собственников. Также собрание решает, кто имеет право от имени собственников заключать договоры с управляющими организациями.

Шкляеву удалось доказать в суде, что договор с управляющей компанией был подписан Валентиной Чаузовой, которая не имела права действовать от имени собственников. Чаузова не смогла предоставить суду протокол общего собрания и договор управления со всеми необходимыми приложениями, потому что собрание собственников не проводилось.

Во всяком случае, информации, размещённой на портале «Реформа ЖКХ», нет. Поэтому договор, заключённый между Чаузовой и «Кумёнским домоуправлением», изначально, на момент заключения, не имел юридической силы.

Для Вячеслава Шкляева эта история закончилась благополучно. Суд признал его требования обоснованными, а договор управления многоквартирным домом – ничтожным. Теперь истец может не платить за коммунальные услуги управляющей компании.

Обстоятельства дела, разумеется, в каждом конкретном случае разные. Так или иначе, текст решения может пригодиться вам на судебном процессе. Найти его вы можете здесь. Также многое зависит от компетентности вашего представителя.

Признание договора недействительным. Юридическая консультация от RosCo

В каких случаях договор может быть признан недействительным? Какие последствия возникают в случае признания договора недействительным?

Недействительность договора приводит к невозможности его исполнения. А перечень оснований для признания договора недействительным содержится в параграфе 2 главы 9 ГК РФ и ст.431.1 ГК РФ.

Признание договора недействительным: основания

При наличии оснований признания сделки недействительной, ее можно оспорить. Некоторые сделки признаются ничтожными (то есть являются недействительными с момента их совершения) и не требуют судебного оспаривания.

Так, нормами гражданского законодательства выделены следующие условия для признания сделок недействительными:

  • нарушены требования закона или иного правового акта (договоры, заключенные против публичных интересов либо прав и охраняемых законом интересов третьих лиц, признаются оспоримыми) (п.2 ст.168 ГК РФ);
  • договор заключен с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст.169 ГК РФ);
  • договор совершен лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия (п.1 ст.170 ГК РФ);
  • договор совершен с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях (п.2 ст.170 ГК РФ);
  • договор заключен гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст.171 ГК РФ);
  • договор заключен несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним) (ст.172 ГК РФ);
  • договор заключен в противоречии с целями деятельности, которые сформулированы в его учредительных документах (ст.173 ГК РФ);
  • договор заключен без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (ст.173.1 ГК РФ);
  • превышения полномочий на совершение сделки (ст.174 ГК РФ);
  • договор, совершенный с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности, из законодательства о несостоятельности (банкротстве), договор, совершенный с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица (ст.174.1 ГК РФ);
  • договор, совершенный несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется (ст.175 ГК РФ);
  • договор по распоряжению имуществом, совершенный без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст.176 ГК РФ);
  • договор, совершенный гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст.177 ГК РФ);
  • договор, совершенный под влиянием заблуждения, может быть признан судом недействительным по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел (ст.178 ГК РФ);
  • договор, совершенный под влиянием насилия или угрозы, обмана, а также вынуждено заключенный на крайне невыгодных условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств (ст.179 ГК РФ).

Досудебное урегулирование споров

Для того, чтобы оспорить заключение договора на кабальных условиях, необходимо доказать совокупность всех обстоятельств, предусмотренных п.3 ст.179 ГК РФ.

Для обоснования невыгодных условий в суде нужно привести доказательства, что условия договора не соответствуют интересам компании и существенно отличаются от условий аналогичных договоров (Определение ВС РФ от 16.11.2016 г. № 305-ЭС16-9313).

Например, основаниями признания кредитного договора недействительным являются:

  • несоблюдение письменной формы (ст. 820 ГК РФ);
  • нарушение требования закона или иного правового акта;
  • недееспособность либо ограничение в дееспособности заемщика (например, кредитный договор заключен заемщиком, признанным недееспособным вследствие психического расстройства либо малолетним);
  • иные основания (например, кредитный договор заключен под влиянием обмана заемщика).

Читайте далее: https://rosco.su/press/nedeystvitelno…

Смотрите материал, подготовленный юрисконсультом «РосКо — Консалтинг и аудит» Валерия Иванова.

Все самое интересное о налогах, праве и бухгалтерском учете от ведущей консалтинговой компании в России «РосКо».

⚡Минцифры вводит новый порядок аккредитации IT-ком… Кому управленческий учет не нужен Цитата дня. Про секреты Мишустина

О злоупотреблении правом со стороны юриста при оказании услуг будущему банкроту

Те, кто читают меня на закон.ру, знают, что мой профессиональный интерес связан с авторским правом вообще и американским авторским правом в частности, но сегодня статья будет не об этом.

Долгие годы я занимаюсь собственным юридическим бизнесом, в основном связанным с судебным представительством, и сейчас столкнулся с интересной ситуацией, которая наводит на интересные, как мне кажется, размышления.

Если выводы апелляционного суда в деле, о котором я хочу рассказать, останутся без изменения, это вполне может повлиять на коллег в будущем, поэтому я решил написать то, что вы сейчас читаете. Особенно вопрос актуален на фоне широкого обсуждения вопроса добросовестности, происходящего на закон.ру J

  • Если коротко, то мне интересно, возможно ли считать работу юриста по защите интересов одной стороны конфликта ущербом интересам другой стороны конфликта, а если возможно, то являются ли юридические услуги проигравшей стороне конфликта злоупотреблением правом со стороны юриста?
  • Предыстория
  • В 2015 году я начал работать с клиентом, который оказался в сложной жизненной ситуации: этому состоятельному пожилому человеку был поставлен диагноз «болезнь Альцгеймера», чем немедленно воспользовался его сын, дав отцу подписать большое количество документов и проведя ряд сомнительных операций. Параллельно все уставные документы и первичка нескольких юрлиц исчезли из офиса…
  • В результате этих действий не только российский бизнес и оффшор папы попал под угрозу, но сын умудрился еще перевести долг российской компании в несколько миллионов долларов с оффшора папы на свой оффшор.
  • Со взыскания этого долга в суде и начался весь конфликт, который вылился в большое количество судебных разбирательств, других юридических действий и растянулся более чем на год.

Я работал с этим клиентом как ИП, привлекая юридическую компанию на субподряд. В итоге в общей сложности 5 юристов работали по этому клиенту в течение более года. Следы моей работы и работы этих юристов можно без труда найти как минимум в судебных актах, вынесенных судами по десятку дел.

https://www.youtube.com/watch?v=aPr5bJPhqRA\u0026t=104s

Несмотря на наше сопротивление, оффшор сына дело о взыскании долга выиграл и спустя непродолжительное время дело перешло в банкротный процесс (дело А40-22361/2017).

Читайте также:  Можно ли отказаться от временного исполнения обязанностей

В рамках этого процесса сын клиента при непосредственном участии арбитражного управляющего решил отомстить юристам и обжаловать сделки по оплате работы юристов, которые работали на другую сторону конфликта, предъявив в суд исковое о признании платежей недействительными сделками и взыскании чуть более 4 миллионов рублей с меня как ИП. В обоснование иска арбитражный управляющий указал, что оплата работы юристов использовалась как схема вывода денежных средств, была проведена без встречного исполнения, причинила ущерб имущественным интересам кредиторов, являлась мнимой сделкой, заключенной в нарушение требований ст.10 ГК РФ.

Первая инстанция

Само по себе исковое заявление было веселым и удивительным: управляющий умудрился задействовать все основания сразу и сделки (или одна сделка, я не очень понял) у него были одновременно и ничтожные, и оспоримые, и вообще деньги нужно было вернуть, так как управляющий расторг договор от имени должника. Исковое переделывалось из претензии, поэтому по всему исковому, адресованному суду, были разбросаны обращения «вы должны деньги», «вы не исполнили обязательства» и т.п.

В общей сложности при исполнении договора в 15-м и 16-м годах нами было произведено более 1300 страниц судебных и внесудебных документов: исков, объяснений, ходатайств, заявлений, жалоб, справок и т.п.

все эти документы были приобщены к делу в первой инстанции вместе с материалами дел на более чем тысячу листов на электронном носителе.

Никаких штатных юристов у клиента не было, поэтому частой проблемы разграничения «что делали штатные юристы, что внешние» не было.

У суда после первого заседания осталось только 3 вопроса: была ли экономическая целесообразность в оказанных услугах, чем арбитражный управляющий доказывает завышение цен на услуги и чем арбитражный управляющий доказывает превышение порога в 1% по обычной хозяйственной деятельности.

В обоснование экономического смысла действий юристов с моей стороны было предоставлено подробное письменное объяснение. Еще с самого начала предоставили судебную практику по оспариванию в банкротстве сделок с юристами.

От арбитражного управляющего ни по одному из вопросов не поступило ничего, и суд в иске отказал, указав, что встречное предоставление оказано, доказательств ничтожности сделок или злоупотребления правом не предоставлено, сделки являются обычной хозяйственной деятельностью и превышение порога в 1% не доказано.

Если интересно, то определение вот http://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/65b70468-cc9b-4e07-a8b7-283439f7b9f5/808a810e-3a17-48b0-8b93-e5ba1949a52f/A40-22361-2017_20190214_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True

Суд неправильно указал мое имя (поскольку мой брат был ответчиком по другому обособленному спору), но спохватился и сам исправил позже эту ошибку.

Апелляция

Казалось бы, арбитражный управляющий ничего не доказал в первой инстанции и можно было расслабиться. Но не тут-то было! Уже первое отложение заседания в апелляции показало, что что-то не так.

Истец понес откровенный бред про то, что я якобы получал 30 000 рублей за звонок в суд, состав покачал головой, проигнорировал возражение моего представителя, что это бред и никогда такого не было (что легко проверить, посмотрев счета, в которых разбивка по каждому оплаченному действию), после чего отложился, потребовав сделать специальную табличку с указанием какими конкретно документами в деле подтверждается конкретная строчка в счете.  

Должен признать, что распределять 1300 листов документов по 121-й активности, которые имели место 4 года назад, работа не из простых, но юристы с работой справились, в результате чего появился массивный документ на 61 лист.

На следующем заседании апелляции, состав посмотрел на таблицу, выслушал арбитражного управляющего, который принес (в апелляцию!!!) то, что он назвал «доказательством завышения цен» и опять решил отложиться «для изучения документов».

  1. На третьем заседании апелляции все было весело: апелляция кивала на все доводы истца; словами «суд сам все знает» реально затыкала моего представителя с возражениями типа «но это же неправда, на таких-то страницах такого-то тома доказательства, что ответчик не необоснованно три раза выставил для оплаты одну и ту же активность, как говорит истец, а участвовал в трех разных заседания в течение месяца, за что и выставил счет».
  2. Попытки возражать доводам истца со стороны ответчика так же были купированы председательствующим (понятное дело, что все мы изложили письменно и заранее закинули в суд, так что это и тогда, и сейчас есть в деле).
  3. В итоге апелляция во всем «разобралась», решение первой инстанции отменила и иск удовлетворила; признала сделку недействительной в связи со злоупотреблением правом и, применив последствия недействительности сделки, взыскала 4 миллиона рублей.

С большим интересом я ждал мотивированного постановление апелляции… И оно меня не разочаровало! Кстати, вот оно http://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/65b70468-cc9b-4e07-a8b7-283439f7b9f5/d12e965a-c977-47f6-8f48-c43ac740dcd2/A40-22361-2017_20190612_Postanovlenie_apelljacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True

Для начала я понял, что апелляция действительно разобралась с фактами: в половине случаев упоминания ФИО ответчика в качестве последнего указан мой брат; даже в одном из пунктов постановочной части…

А в качестве оснований признания сделки недействительной апелляция использовала ст.ст.10, 168 ГК РФ и ст.

62 (!!!) Закона о банкротстве (я понимаю, что это опечатка, наверное, но в итоге я даже не знаю, что имел в виду суд и какую именно статью банкротного закона применил, а это важно: если суд применял пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то договор был заключен более года до принятия заявления о банкротстве).

Не могу решить, какой из выводов суда вызвал у меня больше всего умиления. Первый кандидат — это вывод о том, что «доказательства, подтверждающие факт реального получения должником встречного исполнения … в материалах дела отсутствуют».

Нет, я, конечно, привык к тому, что суды игнорируют доказательства, но не 8-мь же томов из 11-ти!… При этом сам же суд апелляционной инстанции просил подробно изложить какие документы какие оплаты подтверждают, отложился для этого и получил справку на 61-м листе и сделал вид, что ее не видел.

Вторым кандидатом на самое большое умиление стал вывод о том, что я аффилирован с родственником руководителей клиента: для начала почему этот человек родственник суд не пояснил и не стал объяснять с какой стати я с ним аффилирован (вот реально, какие-то факты арбитражный управляющий натянул, чтобы мою аффилированность с дочерней компаний клиента пытаться доказать, но с родственником даже натянутых фактов не было ни одного, что, впрочем, суду не помешало).

Не стала апелляция разбираться и с обычной хозяйственной деятельностью: отметив, что суд первой инстанции признавал деятельность обычной хозяйственной, дальше этот вопрос решили не обсуждать.

Проигнорировал суд и довод о том, что момент возникновения неплатежеспособности не только не был доказан, а он хотя бы примерно установлен не был. В исковом истец говорил одно, в процессе другое, в других обособленных спорах суд пришел к третьим выводам.

Зато суд не поленился и на почти трех листах переписал содержание всех счетов за год, в которых было порядка 120-ти действий. Полагаю, что для объема, хотя не замечал за апелляцией таких привычек.

Перечислив активности, суд заявил, что большинство предмету договора не соответствуют, но называть конкретно в чем несоответствие и какие именно активности не соответствуют суд не стал: догадайтесь сами.

Так же суд поступил и с утверждением, что за некоторые активности счет выставлялся несколько раз, но не стал позориться и указывать эти активности, чтобы нельзя было опровергнуть.

Ну, и для кучи (наверное, чтобы убедительнее звучало) еще суд сказал, что большинство активностей не соответствуют интересам заказчика, опять уклонившись от объяснения или хотя бы небольшого уточнения своего вывода…

И решать какая все же оспариваемая сделка – ничтожная или оспоримая – суд тоже не стал. Опять же догадайтесь сами.

Но самый главный довод апелляции, ради которого я и пишу этот текст, это размышления относительно злоупотребления правом со стороны юриста при оказании услуг будущему банкроту.

В этом контексте не принципиально, что суд взял 4 активности из 120-ти, что-то буркнул про них, забил на объяснения ответчика и на основании своих мыслей про 4 активности признал незаконными все 120… Принципиален для целей этого текста ход мыслей суда в целом, ведь если кассация оставит все без изменения, то такой подход может быть использован в отношении любой юриста/юридической компании после сопровождения фактически любой сделки, которая может быть признана недействительной.

Итак, апелляция сочла злоупотреблением правом факт сопровождения увеличения уставного капитала дочерней компании, который в дальнейшем был признан недействительной сделкой по банкротным основаниям (привет, дела банка Траст).

По доброй традиции российских судов апелляция воздержалась не то, чтобы от оспаривания, но даже от упоминания, моих доводов, что не мои действия по сопровождению увеличения уставного капитала, а дальнейшие действия должника (дочка материнской компании деньги под проценты обратно дала, а потом еще больше из заемных денег увеличила уставной капитал) привели к признанию сделки недействительной, да и увеличение уставного капитала проходило в два этапа и ко второму этапу я отношения не имел никакого. Апелляция сделала однозначный вывод: если я как юрист сопровождал сделку, которая в дальнейшем была признана недействительной, полученные за сопровождение сделки деньги нужно вернуть должнику.

Более того, интересный вопрос: если решение о признании сделки недействительной влечет взыскание с юриста, сопровождавшего сделку, денег, полученных за сопровождение, должен ли юрист привлекаться третьим лицом в спор о признании сделки недействительной?

Читайте также:  Доказательства непроживания в квартире

Так же апелляция вменила мне в вину то, что я сопровождал сделку цессии: с первого взгляда есть за что зацепиться, так как при долге в 13 миллионов долг был продан за 130 тысяч.

Однако на момент цессии долг не возвращался уже несколько лет, на должнике-физике на момент цессии уже долгое время висело несколько исполнительных производств, а из активов была доля в пустом ООО… Собственно, за 2 года ни копейки первоначального долга возвращено не было, что красноречивее всего объясняет такую низкую цену уступки права требования.

Но поскольку суд признал саму цессию недействительной сделкой, то и юрист, получивший вознаграждение за сопровождение сделки, злоупотреблял правом и наносил ущерб кредиторам…

Вот с интересом наблюдаю, что арбитражный управляющий будет делать с безнадежным ко взысканию правом требования к этому физику: пока что управляющий выставил его на торги по номиналу и, как и ожидалось, никто его не купил… 

Еще мне в вину поставили оказание услуг третьему лицу за счет должника.

Мои доводы о том, что третье лицо аффилировано с должником и консультация была связана с оценкой возможности продать землю с проектом застройки жилого квартала в Московской области, чтобы погасить задолженность апелляция так же оставила без .

Более того, арбитражный управляющий в процессе и апелляция в постановлении так и не смогли ответить на вопрос, какую норму закона я нарушил, оказав услугу аффилированной с клиентом компании.

Не знаю как у других юристов, но меня постоянно просят оказать услуги одному лицу, а оплатит услуги другое. Получается, что недостаточно указать, что оплата идет за оказание услуг такому-то лицу, необходимо просто отказываться от оказания таких услуг, если платит кто-то другой?

С отказом от оказания услуг связан еще и вопрос об экономической целесообразности некоторых услуг: что делать если клиент хочет что-то, что имеет эмоциональную важность для клиента? Например, в моем деле, клиент четко назвал лицо, которое похитило уставные и первичные документы дочерних компаний и захотел уволить этого сотрудника. Это ж не имеет экономической целесообразности? И что, юрист должен отказаться от выполнения такой просьбы? Или клиент захотел справку по делу: я без понятия кому она нужна и что клиент с ней собирается делать (могу догадаться, что клиент пойдет с ней какому-то «важному человеку»), но я же не могу проигнорировать просьбу клиента сделать такую справку и бесплатно тоже делать не хочу (письменная справка на несколько листов даже если знаешь материалы дела, достаточно кропотливая работа).

Или вот вопрос: клиент пользовался услугами одного юриста, а потом решил юриста сменить; что новый юрист должен сделать, если видит неисправимые косяки старого (например, пропуск срока исковой давности)? Отказаться от дела? Перестать работать с клиентом? Отказаться от оплаты? Ведь если новый юрист получит деньги за сопровождение проигрышного дела, а клиент упадет в банкротство, это будет считаться вредом имущественным интересам кредиторов?

В общем, кассация мне предстоит на следующей неделе: я надеюсь, что хотя бы кассация увидит 1300 листов доказательств встречного предоставления (хотя АС МО с 9 ААС кивали друг на друга и долго не могли найти 9 томов дела), примет во внимание (ну, или опровергнет) доводы про обычную хоздеятельность, про смешение понятий оспоримой и ничтожной сделок, про неустановление даты возникновения неплатежеспособности и сделает вывод о том, что нельзя считать незаконными 121 активность на основании якобы подозрительности 4-х из них.

Включение в договор управления многоквартирным домом условий, ущемляющих законные права потребителей

В Управление Роспотребнадзора по Калининградской области поступают обращения граждан с просьбой дать правовую оценку договору управления, заключенному между собственниками жилых помещений многоквартирных домов и управляющими компаниями, в связи с чем информируем.

 В силу части 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивными нормами), действующим в момент его заключения.

В силу частей 1, 4 статьи 162 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ЖК РФ) договор управления многоквартирным домом (далее – Договор управления) заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

При выборе управляющей организации общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме с каждым собственником помещения в таком доме заключается Договор управления на условиях, указанных в решении данного общего собрания.

Условия Договора управления устанавливаются одинаковыми для всех собственников помещений в многоквартирном доме.

  • В Договоре управления должны быть указаны:
  • 1) состав общего имущества многоквартирного дома, в отношении которого будет осуществляться управление, и адрес такого дома;
  • 2) перечень услуг и работ по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме, порядок изменения такого перечня, а также перечень коммунальных услуг, которые предоставляет управляющая организация;
  • 3) порядок определения цены договора, размера платы за содержание и ремонт жилого помещения и размера платы за коммунальные услуги, а также порядок внесения такой платы;
  • 4) порядок осуществления контроля за выполнением управляющей организацией ее обязательств по договору управления.
  • Таким образом, Договор управления регулирует правоотношения, возникающие между собственниками жилых помещений и управляющей компанией (ТСЖ, жилищным кооперативом) при оказании услуг  (выполнении работ) по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома и оказании коммунальных услуг.
  • В силу части 2 статьи 1 Закона о защите прав потребителей Правительство Российской Федерации вправе издавать для потребителя и продавца (изготовителя, исполнителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) правила, обязательные при заключении и исполнении публичных договоров (договоров розничной купли-продажи, энергоснабжения, договоров о выполнении работ и об оказании услуг).
  • В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами и иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
  • Условия Договора управления, противоречащие положениям ГК РФ, ЖК РФ, Закона о защите прав потребителей, Правил предоставления коммунальных услуг, Правил содержания общего имущества и иных правовых актов (императивным нормам):
  • — нарушают требования пункта 4 статьи 421, пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым условия договора должны соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам),
  • — ущемляют права потребителей и признаются недействительными в силу статьи 16 Закона о защите прав потребителей.
  • В случае, если исполнение условий Договора управления, ущемляющих права потребителей, причинило имущественный вред, то требования потребителя рассматриваются в претензионном и судебном порядках:

1. Претензионный порядок урегулирования спора.

Претензия оформляется в письменном виде и направляется управляющей организации   одним из указанных способов:

— лично, по фактическому местонахождению управляющей организации, при этом на втором экземпляре претензии или ее копии уполномоченный представитель управляющей организации (исполнителя) ставит отметку о получении (входящий номер, дату получения, должность, Ф.И.О., подпись);

  1. — посредством почтовой отправки на юридический адрес управляющей организации заказным письмом с уведомлением о вручении.
  2. 2. Судебный порядок разрешения спора предполагает обращение потребителя в судебные органы с требованиями:
  3. —  о признании условий Договора управления, ущемляющих установленные законом права потребителя,  недействительными, применении последствий их недействительности;
  4. — о возмещении имущественного вреда, факт причинения которого находится в причинно-следственной связи с исполнением условий Договора управления, ущемляющих права потребителя;

— о возмещении морального вреда. При предъявлении указанного требования необходимо обратить внимание суда, что любое нарушение прав потребителя, влечет за собой возникновение конфликтной ситуации, которая, в свою очередь, не может не сопровождаться нравственными и физическими страданиями различной степени, что лишает потребителя полностью или частично психического благополучия.

В соответствии с пунктом 3 статьи 40 Закона о защите прав потребителей и пунктом 1 статьи 47 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации потребитель вправе привлечь Управление  к участию в деле для дачи заключения в целях защиты прав потребителей.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *