Как добиться исполнения решения конституционного суда

Как добиться исполнения решения Конституционного Суда

И именно на этой «хорошее» решение может «разбиться» о реалии. Потому что факт исполнения решения зависит от многих факторов. Это и суть дела, и какой должник. А также зависит он от действий сторон на стадии исполнительного производства. Почему так происходит? Что влияет на исполнимость решений? Как исполнить решение суда в короткие сроки? Обо всем этом, информация ниже. Дополнительные вопросы можно задать дежурному юристу сайта.

В зависимости от категории дела и прохождения стадии апелляционного обжалования, сроки исполнения решения суда будут различаться. Однако порядок законодатель установил единый. Решение суда может исполнить сам ответчик (должник) добровольно. А если этого не произошло, принудительное исполнение возможно с помощью специально уполномоченного на то органа власти.

Исполнение решения суда: прогнозируем сроки

Решение суда по делу оглашается после удаления судьи в совещательную комнату. Но на руки почти никогда сразу не выдается. Суд обязан в течение 5 дней (причем согласно ст.

107 ГПК РФ — рабочих дней) после оглашения вручить сторонам экземпляры решения в полном объеме в письменной форме.

Для этого (если лица, участвующие в деле, были в судебном заседании) придется посетить здание суда еще раз.

Обратите внимание, в некоторых случаях придется составить заявление о составлении мотивированного решения. Если дело рассматривал мировой судья, а также районный в упрощенном порядке.

В случаях, прямо закрепленных в ст. 211 ГПК РФ (о взыскании алиментов, о восстановлении на работе и др.), или по заявлению истца исполнение решения суда может начаться немедленно.

Соответствующее заявление о немедленном исполнении решения заинтересованное лицо предоставляет в суд либо до вынесения решения.

Истец должен предоставить доказательства по гражданскому делу, что ожидание вступления решения в законную силу принесет ему значительный ущерб или исполнение будет невозможным. Привести решение суда к немедленному исполнению – право, но не обязанность суда.

Во всех остальных случаях решение суда вступит в законную силу спустя 1 месяц со дня изготовления. Если будет инициировано апелляционное обжалование, то после окончания этой стадии. И вынесения постановления апелляционной инстанции.

Если обращение в суду осуществлено в порядке приказного производства, судебный приказ выдается по истечении срока для принесения возражений должником (заявление об отмене судебного приказа). Если возражения не поступили, суд выносит судебный приказ. Он уже вступил в силу. И требовать его принудительного исполнения можно незамедлительно.

Срок обращения решения суда к исполнению составляет 3 года. По истечении указанного время исполнить судебное решение в принудительном порядке невозможно (не касается периодических выплат).

Исполнение решения суда: порядок

После вступления решения в законную силу или принятия решения о немедленном исполнении, в суд подается заявление о выдаче исполнительного листа.

Выигравшая дело сторона – истец или ответчик (при подаче встречного иска) – становятся взыскателями. Проигравшая – должником (стороны исполнительного производства).

Процесс исполнения решения суда регламентирует ГПК и специальный закон об исполнительном производстве.

Если в деле участвовало несколько ответчиков или истцов, выдается несколько исполнительных листов с указанием на ту часть решения, на которое обращается взыскание. Это касается и случаев, когда исполнение решения будет проходить территориально в разных местах. В случае утраты исполнительного листа по письменному заявлению может быть выдан дубликат.

После получения на руки вступившего в законную силу решения суда и исполнительного листа, взыскатель обращается в службу судебных приставов. Подразделение определяется исходя из места жительства ответчика или местонахождения его имущества. Причем даже если была иная подсудность.

Заявление о возбуждении исполнительного производства подается в письменной форме. При затруднении в определении конкретного отдела, обратиться можно к главному судебному приставу – начальнику службы в субъекте РФ.

Если стороны участвовали в деле с помощью представителей, право на обращение решения суда к исполнению должно быть специально оговорено в доверенности на представление интересов в суде.

Отсрочка или рассрочка исполнения решения суда, индексация присужденных сумм предоставляются судом по рассмотрению заявления одной из сторон исполнительного производства, в т.ч. судебного пристава-исполнителя. Образцы заявлений, особенности подачи — в соответствующих публикациях на сайте.

Если по мнению любой из сторон процесса исполнения решения суда, т.е. исполнительного производства, пристав-исполнитель нарушил закон или его действиями причинен вред охраняемым законом правам – в суд может быть подана жалоба на действия судебного пристава-исполнителя.

Поворот исполнения решения суда

Если решение отменено в порядке апелляционного, кассационного обжалования, в порядке надзора, то «бывший» взыскатель должен вернуть все полученное от должника в рамках исполнения решения суда или компенсировать (заявление о повороте исполнения решения суда).

Проблемы исполнения решений КС РФ

Толкование Конституционных норм

  • 2.3 Проблемы исполнения решений КС РФ
  • Реализация актов конституционной юрисдикции одна из наиболее актуальных и важных проблем теории и практики конституционного правосудия, так как если решения Конституционного Суда не исполняются или исполняются не надлежаще, то торпедируются те цели, на достижение которых они направлены согласно Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации» – защита основ конституционного строя, основных прав и свобод человека, обеспечение верховенства и прямого действия федеральной Конституции, единства конституционно-правового пространства в Федерации.[16]
  • «Исполнение решений Конституционного Суда – это проблема, схожая с проблемой соблюдения законов, и она увязывается не столько с действиями Суда (хотя, бесспорно, качество его решений в данном случае играет не последнюю роль), сколько с существующей правовой культурой и правосознанием в обществе, с усилиями, исходящими от многих – законодательных и исполнительных органов, прокуратуры и судов».[17]

Конституционный Суд РФ, как подтверждает практика, своими решениями способствует упрочению в стране конституционного строя, политической стабильности, реализации принципа разделения властей, укреплению федерализма и местного самоуправления, защите конституционных прав и свобод человека и гражданина. Решения Конституционного Суда РФ дают толкование нормам Конституции, выявляют конституционно-правовой смысл положений действующего законодательства.

Решения Конституционного Суда России применяются непосредственно и нередко являются основанием для принятия федеральных законов и указов Президента, обоснований вето Президента.

Ссылки на постановления Конституционного Суда РФ содержатся в постановлениях пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Суды применяют их непосредственно при рассмотрении конкретных дел.

Правоприменительная практика федеральных органов исполнительной власти также использует этот источник.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ применяются и в постановлениях конституционных (уставных) судов субъектов Федерации. Прокуроры этих субъектов и федеральных округов, добиваясь приведения регионального законодательства в соответствие с федеральным, в протестах и заявлениях в качестве обоснования приводят и решения Конституционного Суда России.

Одной из форм исполнения постановлений Конституционного Суда РФ фактически стала практика вынесения им определений о распространении прежних правовых позиций на аналогичные ситуации, повторяемые в других законах и иных нормативных актах.

Вместе с тем при высоком профессиональном уровне деятельности и авторитете Конституционного Суда РФ в осуществлении его функций «слабым» местом остается исполнение его решений.

До сих пор по информации Генеральной прокуратуры России не приведены в соответствие с постановлениями Конституционного Суда РФ, а, следовательно, с Конституцией РФ конституции и уставы 25 субъектов Федерации и более 700 других региональных нормативных актов, конституционность которых поставлена под сомнение в результате прокурорского реагирования. Палатами Федерального Собрания РФ не реализованы рекомендации, содержащиеся в ряде постановлений Конституционного Суда.

Имеются факты, когда при признанных неконституционными положениях федеральных законов продолжают действовать основанные на них подзаконные нормативные акты.

Имеются попытки и прямого игнорирования актов Конституционного Суда РФ, волокиты с их опубликованием в официальных изданиях субъектов Федерации.

Недостаточна роль Правительства РФ, министерств и ведомств в обеспечении эффективного исполнения решений КС РФ федеральными органами исполнительной власти.

Во многом «слабость» механизма исполнения решений Конституционного Суда РФ обусловлена незавершенностью законодательной регламентации этой стадии конституционного судопроизводства; недооценкой палатами Федерального Собрания, органами государственной власти субъектов Федерации социальной значимости решений конституционного правосудия в обеспечении правовой стабильности и упрочении конституционного строя, а также недостатка правового регулирования вопросов ответственности за неисполнение решений КС РФ. Ст.81гласит, что ответственность за неисполнение решений определяется федеральным законом. Единственной нормой, которая определяет данную ответственность, является ст.315 Уголовного Кодекса РФ, причем она затрагивает решения всех судов. По моему мнению, размер наказания, установленный данной статьей, является недостаточным по отношению к решениям КС РФ ввиду его особого положения в российской судебной системе.

Не способствует должному исполнению решений КС РФ и неиспользование потенциала юридических ведомств, в частности Министерства юстиции России.

Заключение

Решения Конституционного Суда Российской Федерации действительно имеют особую природу. Это, прежде всего, обусловлено наличием у КС особой компетенции, не свойственной иным судам, действующим на территории РФ, в частности признание НПА не соответствующим Конституции РФ, а также толкование конституционных норм.

Общеобязательность решений КС РФ вытекает из принципа верховенства Конституции. Решения КС в сфере конституционного правосудия основаны исключительно на Конституции РФ, что так же подчеркивает её авторитет.

Таким образом, можно сделать вывод, что решения КС РФ-это средство наиболее эффективной реализации конституционных норм.

Наиболее спорным в научной литературе является вопрос о рассмотрении решений КС РФ в качестве судебного прецедента.

Я считаю, решения КС прецедентами в полном смысле этого слова не являются, поскольку это не соответствует особенностям российской правовой системы, где основным источником права всегда являлся нормативно-правовой акт.

В англо-саксонской правовой семье, которая и считается родиной прецедента, решения судов ставятся на один уровень со статутным правом. Также решения КС не могут считаться прецедентами из-за отсутствия судов, подобных КС РФ.

Вместе с тем ФКЗ «О Конституционном Суде» устанавливает общеобязательность решений КС для всех государственных органов, причем как в резолютивной части, так и в мотивировочной, куда входят правовые позиции.

Последние могут быть изменены КС как не соответствующие правовым реалиям, когда как резолютивная часть не может быть пересмотрена. Особую роль играют постановления КС о признании НПА несоответствующим Конституции РФ, а также постановления о толковании Конституции, которые, по сути, можно назвать источником конституционного права. Постановления о признании НПА недействительным имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа и, следовательно, такое же значение, как и нормативный акт.

Читайте также:  Срок предъявления исполнительного листа

Учеными отмечается постепенное сближение романо-германской правовой системы, к которой традиционно относят Россию, и англо-саксонской. В своей работе И.

Богдановская указывает, что в странах общего права судебный прецедент постепенно меняет свое положение в системе источников права. Суды не столько создают новые судебные прецеденты, сколько прецеденты толкования.

По статистике, 9 из 10 дел, рассматриваемых в Апелляционном суде Великобритании, решается на основе закона. Вместе с тем в странах романо-германского права отмечается усиление роли судебной практики.

Также подчеркивается слабая граница между расширительным толкованием и свободным судейским усмотрением. Общеобязательность решений вышестоящих судов при рассмотрении аналогичных дел является главным критерием утверждения судебного прецедента в качестве источника права.[18]

Таким образом, можно заключить, что, благодаря решениям КС РФ прецедент активно прокладывает себе путь в российской правовой системе.

Решения КС РФ также являются посредником для решений иных судов, поскольку, согласно ст.

74 ФКЗ «О Конституционном Суде», при рассмотрении дела о конституционности НПА, Суд оценивает не только его буквальный смысл, но также и смысл, придаваемый ему правоприменительной практикой.

Также в последнее время многие решения КС основываются на практике Европейского Суда по правам человека. В.Д Зорькин в своем интервью выразил позицию относительно учета российскими судами практики ЕСПЧ. «Конституционный Суд России неоднократно ссылался в своих постановлениях на решения Европейского Суда, которые оцениваются им фактически как источник права».[19]

Вместе с тем невозможность обжалования и иного пересмотра решений КС РФ затрудняет действие системы сдержек и противовесов, которая является главным критерием принципа разделения властей, т.к. не существует возможности ответных действий со стороны иных органов

Список использованной литературы

Пресс-релизы

Султанов Айдар Рустэмович, Начальник юридического управления ОАО «Нижнекамскнефтехим», член Ассоциации по улучшению жизни и образования. 21.08.2012

Опубликовано в журнале Вестник гражданского процесса №2, С. 283-313

В данном очерке мы рассмотрим лишь некоторые проблемные моменты, существующие в практике судов и не будем касаться вопросов исполнения Постановлений КС РФ (далее «КС РФ») законодателем и исполнительными органами власти.

Нас интересовали, прежде всего, практические аспекты восстановления нарушенных конституционных прав заявителей по чьим обращениям было вынесено Постановление КС РФ, поскольку именно практика показывает насколько идеи верховенства права, заложенные в Конституции РФ, Европейской Конвенции о правах человека и защите основных свобод человека, реализуются в жизни и служат реальной защитой для законных прав и интересов. Данный очерк был порожден желанием не просто проанализировать эффективность решений КС РФ, как средства защиты конституционных прав, но и обнаружить, как можно повысить их эффективность.

«… неисполненные решения суда нельзя считать состоявшимися…» Из доклада Уполномоченного по правам человека в РФ за 2007 год.

Безусловно, неисполнение решений КС РФ, направленных на восстановление конституционной законности приносит не только ущерб в качестве потери доверия конкретному судье, проигнорировавшему решение КС РФ, а ко всей российской судебной системе.

Не можем не согласиться с Председателем ВАС РФ Ивановым А.А., который отметил, что «…отношение общества к судебной системе давно находится на опасной грани делегитимизации и десакрализации судебной системы как государственного и социального института» [1].

Руководитель ВЦИОМ Валерий Федоров, представляя подробные данные социологических опросов о доверии граждан к судебной системе в феврале 2012, указал, что «в то, что суды могут защитить права граждан, верят в среднем 40% и не верят 49%.

Наименьшее доверие выражают жители малых городов – 34% верят и 52% не верят…» [2].

Тот факт, что Россия лидирует по количеству обращений в Европейский Суд по правам человека (далее ЕСПЧ), на наш взгляд, также свидетельствует о том, что нам следует поработать над тем, чтобы вернуть доверие к российской судебной системе.

Наше утверждение о том, что нам следует поработать для возврата доверия к российской судебной системе, основано на том, что каждый юрист несет определенную ответственность за то, что наше правосудие является таким, каким оно является.

Когда мы проходим мимо грубых нарушений, опускаем руки и не выносим на суд общества неправосудные судебные акты, когда видим в несправедливых судебных решениях только коррупционность и не видим своих ошибок, мы получаем то правосудие, которое имеем.

С нашей стороны было бы неправильно, рассматривая существующие проблемы исполнения Постановлений КС РФ, не указать, что с каждым годом ссылок на правовые позиции КС РФ в решениях арбитражных судов и судов общей юрисдикции становится все больше и больше.

Но удивительное дело, к сожалению, не редки случаи, когда мы видим, что последующая судебная практика воспринимает правовые позиции КС РФ, а лицо, обращавшееся в КС РФ, не получает восстановления его прав, нарушенным применением неконституционной нормы и/или неконституционным толкованием нормы закона.

В условиях, когда правоприменители легко игнорируют конституционные принципы и общепризнанные принципы международного права и даже не задумываются о конституционно-правовом толковании норм, подлежащих применению, вера в справедливость у заявителя, дошедшего до КС РФ, бывает «несколько подорвана», и некоторые заявители склонны оценивать акт КС РФ как наличие вообще возможности отыскать правду и справедливости в РФ. Соответственно, Постановление КС РФ может возродить такую веру.

Мы всегда полагали, что обращение в КС РФ является способом защиты нарушенных конституционных прав.

Соответственно, в случае установления неконституционности нормы либо выявления КС РФ конституционно-правового смысла нормы нельзя лишать лицо, инициировавшее производство в КС РФ, награды, обещанной законодателем в ст.

100 ФКЗ «О КС РФ», за правовую активность в виде возможности пересмотра дела.

Поскольку именно благодаря этим лицам стало возможным исключение из правового поля России неконституционных норм и/или применения норм в противоречии с конституционно-правовым смыслом.

Ранее, анализируя причины неисполнения решений КС РФ [3], мы указывали, что иногда, неисполнение решений КС РФ вызвано тем, что суды полагают, что обязанность пересмотреть судебный акт возникает только в случаях, когда он основан на актах, признанных неконституционными (ч. 3 ст. 79 ФКЗ «О КС РФ»), а не в тех случаях, когда КС РФ, не признавая нормы неконституционными, дает им конституционно-правое толкование.

В настоящее время, мы склонны полагать, что это всего лишь, выдвигаемый повод, для неисполнения решений КС РФ. Повод, который выдвигается лишь как содержащий в себе видимость правового подхода. Однако, все же настоящая причина гораздо глубже – это желание настоять на правильности своего решения и непринятия чужого толкования, как более правильного.

Очевидность данной причины нам стала видна после тщательного анализа ряда гражданских дел, связанных с исполнением решений КС РФ.

Впервые, мы столкнулись при попытке пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, послуживших основанием для вынесения Постановления КС РФ №1-П от 20.02.2006 [4].

При рассмотрении заявлений о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, было очевидно, что суд хотел найти повод для неисполнения решения КС РФ, настаивая на правильности своего решения.

Соответственно, такой мотив, как отсутствие в ГПК РФ обязанности пересмотреть судебный при непризнании норм конституционными, был лишь средством, а не причиной отказа в пересмотре судебных актов.

То есть, основными вопросами на чаше весов для суда при рассмотрении вопроса о пересмотре судебных актов в связи с Постановлением КС РФ были вопросы признания собственной неправоты или настаивание на собственной правоте. Вопросы восстановления конституционных прав на данную чашу весов даже не попали.

Однако, не нужно забывать, что само обращение в Конституционный Суд является следствием нарушения конституционных прав и попыткой их защитить.

Надо отметить, что до того, как ОАО «Нижнекамскнефтехим» обратилось в КС РФ о нарушении его прав ст. 336 ГПК РФ в части не допускающей обжалования судебного решения лицами, не привлеченными к рассмотрению дела, были предприняты все возможные усилия для того, чтобы суд общей юрисдикции сам восстановил нарушенные права.

В своей кассационной жалобе и ходатайстве о восстановлении сроков для подачи кассационной жалобы были приведены аргументы, основанные на Конституции РФ, правовых позициях КС РФ, положениях Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод ( далее «Конвенции») и правовых позициях ЕСПЧ [5]. Судья, ознакомившись с данным обоснованием права на обжалование судебного решения лицом, не привлеченным к рассмотрению дела, согласилась с изложенными аргументами, но предложила их направить в КС РФ, указав на свою связанность толкованиями кассационной инстанции положений ГПК РФ.

К сожалению, тот факт, что мнение вышестоящей инстанции более значимо для суда [6], нежели положения Конституции РФ и/или Конвенции, был замечен не только в этом деле. Безусловно, суд при вынесении решения должен руководствоваться только Конституцией и законом (ст.

120 Конституции РФ), но ни один из судей не может себе позволить игнорировать сложившуюся судебную практику вышестоящих судов. Но это не новая проблема, еще в конце 19 века проф. Г.Ф. Шершеневич писал: «Судебная практика рабски ловит каждое замечание кассационного департамента, старается согласовать свою деятельность со взглядом сената.

Эта масса решений, нарастающая с каждым годом все крепче и крепче, опутывает наш суд, который, как лев, запутавшийся в сетях, бессильно подчиняется своей участи, отказывается от борьбы и живет разумом высшей судебной инстанции… Борьба перед судом ведется не силой логики, не знанием соотношения конструкции института и системы права, не искусством тонкого толкования, а исключительно ссылкой на кассационные решения…» [7].

Впрочем, в нашей практике был случай, когда вопрос о применении Конституции РФ и Конвенции был поставлен перед Президиумом Верховного Суда РФ ( далее «ВС РФ»).

Читайте также:  Залив помещения - кто оценивает ущерб?

Президиум ВС РФ имел возможность и сам применить нормы Конституции РФ и Конвенции с учетом уже сформированных правовых позиций КС РФ и ЕСПЧ, либо обратиться в КС РФ [8].

Даже на таком высоком уровне вопрос прямого применения норм Конституции РФ и Конвенции вызвал затруднения, слушание дела неоднократно откладывалось.

В конечном итоге производство по делу было приостановлено в связи с принятием КС РФ к рассмотрению заявления ОАО «Нижнекамскнефтехим» о проверке конституционности ст. 389 ГПК РФ, предусматривающей, что Председатель ВС РФ или заместитель Председателя ВС РФ вправе внести в Президиум ВС РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности.

Полагаем уместным в данной статье опустить процедуру рассмотрения данного обращения в КC РФ [9] и значение Постановления, вынесенного по результатам рассмотрения данного обращения [10] и ограничиться вопросами его исполнения в судах общей юрисдикции.

Практика реализации решений Конституционного Суда РФ

Итоговые решения Конституционного Суда РФ представляют собой особые нормативные правовые акты.

Поэтому рассмотрение их исполнения через процедуру исполнительного производства решений судов других юрисдикций невозможно.

К процессу, обозначаемому в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» как исполнение его решений, следует подходить с позиции реализации правовых норм.

В соответствии с наиболее распространенным в юридической науке подходом выделяются следующие формы реализации права:

  • 1) исполнение (совершение действий, предписанных нормой);
  • 2) использование (нормы реализуются путем самостоятельных действий управомоченного субъекта);
  • 3) соблюдение (воздержание от действий, предусмотренных в данных нормах);
  • 4) применение, опосредующее реализацию норм их непосредственными адресатами и связанное с конкретизацией прав и обязанностей.

Названные формы реализации правовых норм проявляются в практике реализации решений Конституционного Суда РФ. Наиболее доступна для изучения практика реализации решений Суда федеральным законодателем. Согласно п. 1 ст.

80 ФКЗ о КС осуществление решений Суда означает отмену законодательным органом неконституционных положений, что означает их реализацию в форме исполнения. Например, ст. 1 Федерального закона от 12 апреля 2001 г. «О внесении изменения в п. 11 ст.

51 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» из этого пункта исключены слова «либо в случае выбытия одного или более кандидатов, занимавших первые три места в общефедеральной части заверенного федерального списка кандидатов (за исключением случаев выбытия по вынуждающим обстоятельствам, указанным в пункте 16 настоящей статьи)».

Этим реализовано Постановление Конституционного Суда РФ о неконституционности приведенного положения как основания для отказа в регистрации федерального списка кандидатов или ее отмены Центральной избирательной комиссии РФ[30]. Другим Постановлением Суда было установлено несоответствие Конституции РФ ч.

5 ст. 59 АПК РФ, так как она исключает для выбранных организациями лиц, оказывающих юридическую помощь, возможность выступать в арбитражном суде в качестве представителей, если они не являются адвокатами или не состоят в штате этих организаций[31]. Во исполнение решения ч. 5 ст. 59 Кодекса была исключена[32].

Реализация решений Суда не ограничивается исключением из законодательства неконституционных положений. Согласно ч. 4 ст.

79 ФКЗ о КС, если правовой акт признан полностью или в части неконституционным либо если из решения Суда вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, должен быть принят новый акт или изменен действующий. В таких случаях законодатель обычно учитывает нормативные положения, выявленные Конституционным Судом.

При этом реализация его решений происходит в форме исполнения. Во исполнение Постановления Суда о несоответствии Конституции РФ положения ч. 5 ст.

325 УПК РСФСР, лишающей осужденного права на обжалование в кассационном порядке приговора Верховного Суда РФ[33], в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» были включены нормы, возлагающие на введенную в состав этого Суда Кассационную коллегию обязанность рассматривать жалобы и протесты на решения, вынесенные коллегиями Верховного Суда в первой инстанции[34]. Постановлением Конституционного Суда РФ 14 марта 2002г. были признаны не соответствующими Конституции положения УПК РСФСР, допускающие применение меры пресечения заключение под стражу без судебного решения[35]. Во исполнение Постановления была изменена редакция ст. 10 Закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ». Применение меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и продления срока содержания под стражей было из компетенции прокурора передано суду[36]. Положения Постановления также были реализованы Президентом при исключении положений, повторяющих неконституционные нормы[37]. Данный случай представляет применение решения Суда, так как вывод о неконституционности положений Кодекса был распространен на другие правовые акты.

Президент России реализует конституционные судебные решения и участвует в законодательном процессе.

Рассмотрев принятый Государственной Думой Закон о внесении дополнений в Законы «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» и «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ», Президент направил заключение Председателю Государственной Думы, в котором он указал, что в противоположность указанному в этом Законе суд может возбудить по жалобе потерпевшего уголовное преследование лишь по делам так называемого частного обвинения. При признаках преступления, влекущего публичное уголовное преследование, суд не правомочен возбуждать уголовное дело. В этом случае Президент применил п. 1 резолютивной части Постановления Конституционного Суда от 14 января 2000 г. (о признании неконституционными положений УПК РСФСР, допускающих полномочия суда возбуждать уголовное дело) в единстве с абз. 7 п. 6 мотивировочной части этого Постановления, установившим неконституционность положений Кодекса, управомочивающих суд возбуждать уголовное дело по признакам преступления, влекущего публичное уголовное преследование[38].

Как представляется, при неподписании законов Президентом возможны следующие формы реализации конституционных судебных решений:

  • 1) исполнение (в решении Суда прямо установлены правоположения, которые должен содержать новый закон, однако они не содержатся в законе);
  • 2) применение (закон содержит положение, аналогичное по содержанию норме, установленной Судом в решении);
  • 3) соблюдение (если закон противоречит запрету, выявленному в решении Конституционного Суда, или содержит положение, аналогичное признанному неконституционным). Следовательно, вышеприведенный пример представляет собой соблюдение решения Суда.

Решения Конституционного Суда России реализуются и органами государственной власти субъектов РФ. Решение о том, что ст. 36 Закона Краснодарского края от 23 июня 1995 г.

«О порядке регистрации пребывания и жительства на территории Краснодарского края» не подлежит применению как аналогичная положениям, признанным неконституционными[39], повлекло исключение ст. 36 из названного Закона.

Однако более точно рассматривать этот пример не как исполнение Определения Суда, а как применение его постановления, положенного в основу Определения[40]. На это указывает итоговый вывод указанного Определения Суда о тождестве положений регионального закона и закона, признанных ранее неконституционными.

Решения Конституционного Суда реализуются в форме исполнения высшими судебными инстанциями России, при даче разъяснений по вопросам судебной практики[41].

Но наиболее свойственна судебной практике реализация решений Конституционного Суда в форме исполнения (как правило, неприменение нормы, признанной неконституционной, или применение нормы, которой придано конституционно-конформное толкование) или применения (неприменение нормы, аналогичной признанной неконституционной).

Например, в основу Определения Президиума Верховного Суда РФ по жалобе представителей Государственного Собрания — Курултая и Президента Республики Башкортостан[42] положено Определение Конституционного Суда, в мотивировочной части которого указано, что перечень вопросов, для рассмотрения которых субъекты Федерации могут создавать конституционные (уставные) суды (ч. 1 ст.

27 Закона «О судебной системе Российской Федерации») нельзя считать исчерпывающим. Вне пределов компетенции других судов предоставление таким судам полномочий не противоречит Конституции РФ, если эти полномочия соответствуют их юридической природе и предназначению в качестве судебных органов конституционного (уставного) контроля и касаются вопросов, относящихся к ведению субъектов РФ.

В резолютивной части Определения указано, что ч. 1 ст. 27 названного Закона подлежит применению в соответствии с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Судом[43]. Следовательно, содержание п. 2 мотивировочной части Определения следует рассматривать как составную часть его итогового вывода по делу.

Президиум Верховного Суда РФ рассмотрел дело по жалобе Ю.А. Костанова о признании незаконным п. 149 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ от 12 мая 2000 г.

N 148, который устанавливает, что свидания подозреваемым или обвиняемым предоставляются с адвокатом, участвующим в деле в качестве защитника, по предъявлении им документа о допуске к участию в уголовном деле, выданного лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело[44].

В Постановлении Президиума указано, что Конституционный Суд 25 октября 2001г. признал не соответствующим Конституции п. 15 ч. 2 ст.

16 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, поскольку он ставит реализацию возможности свиданий обвиняемого (подозреваемого) с защитником в зависимость от наличия разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело[45].

Поэтому было вынесено решение о признании оспоренного пункта Правил незаконным и недействующим. Это пример реализации решения Конституционного Суда РФ в форме исполнения, поскольку норма, признанная недействующей, была принята на основании нормы, признанной в дальнейшем неконституционной, что предполагает отмену норм, основанных на признанной неконституционной.

Конституционные судебные решения используются при обосновании юридической позиции участников судебного спора. Администрация г. Северодвинска на основании Определения Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2002 г.

подала заявление в суд о компенсации муниципальному образованию Министерством финансов РФ «донорских денег»[46]. В Определении установлено (п. 1 резолютивной части), что пробел в правовом регулировании порядка возмещения расходов, связанных с предоставлением льгот, предусмотренных ст.

11 Закона РФ «О донорстве крови и ее компонентов», не может служить основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, если от этого зависит реализация вытекающих из Конституции прав и законных интересов граждан и организаций[47].

В отличие от большинства определений Конституционного Суда итоговые выводы названного содержат самостоятельное, подлежащее реализации положение.

Решения Конституционного Суда России реализуются органами исполнительной власти и прокуратуры. Определением Суда от 27 июня 2000 г.

признаны неконституционными положения конституций ряда республик, которыми устанавливалось, что народ республики является носителем суверенитета и источником власти в республике, что исключало, что таким источником является многонациональный народ РФ[48].

Читайте также:  Как получить справку, если есть задолженность по коммунальным платежам

Это положение было применено прокуратурой Республики Алтай при оспаривании в Верховном Суде Республики аналогичного положения Конституции этой Республики[49].

Постановлением Конституционного Суда было аннулировано положение Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ», исключавшее привлечение депутата к уголовной ответственности, налагаемой в судебном порядке, и осуществление мер уголовно-процессуального характера без согласия законодательного органа государственной власти субъекта РФ[50]. Во исполнение этого положения был арестован депутат законодательного собрания г. Санкт-Петербурга по обвинению в преступлении, не связанном с депутатской деятельностью.

Таким образом, говоря о реализации решений Конституционного Суда РФ, нужно отметить, что даже в тех случаях, когда в итоговом решении Суда не перечислены все правовые последствия, которые ФКЗ о КС связывает с принятием решения, при реализации таких норм Закона необходимо говорить именно о реализации решений Суда, поскольку все положения, характеризующие действие решений Конституционного Суда, закреплены в ФКЗ о КС. При умолчании Суда о них в отдельных случаях они действуют как подразумеваемые.

Проблемы исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации

  • Золотухина Валентина Юрьевна, магистрантКурский государственный университет
  • Юридический факультет

Аннотация.

В статье анализируются нормы Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», мнения различных учёных-юристов, посвященные механизму исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, а также правоприменительная практика федерального органа конституционного контроля с целью выявления имеющихся проблем реализации его актов и предлагаются способы их урегулирования. В рамках данной работы достаточно детально осуществляется рассмотрения процесса реализации актов федерального органа конституционного контроля, состоящее из двух обязательных действий: непосредственного исполнения положений, содержащихся в решении Конституционного Суда Российской Федерации и принятия действий по обеспечении такого исполнения. Помимо этого, в рамках исследования проводится анализ деятельности различных органов государственной власти, осуществляющих как внутренний, так и внешний контроль, направленный на надлежащее исполнение актов федерального органа конституционного контроля. Однако в процессе исследования выявляется ряд проблем, связанных с ненадлежащей реализацией решений Конституционного Суда Российской Федерации, посредством анализа которых определяем возможные причины имеющихся проблем, и предлагаем возможные пути их решения.

Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, решение федерального органа конституционного контроля, механизм исполнения, проблемы реализации, обязанные субъекты.

   Исполнение решения Конституционного Суда Российской Федерации является завершающей стадией конституционного судопроизводства, под которой понимается деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных наделенных публично-властными полномочиями субъектов, направленных на осуществление обязанностей, вытекающих из соответствующего решения федерального органа конституционного контроля [1– c. 90].

   На данный момент времени механизм исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации сформировался и урегулирован Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 года №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». Согласно данному нормативному правовому акту он включает в себя, как действия органов, наделенных публично-властными полномочиями по непосредственному исполнению принятых актов, так и по обеспечению их надлежащего исполнения [2].

   Непосредственное исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации заключается в осуществлении обязанными субъектами предписаний, изложенных в акте федерального органа конституционного контроля, вынесенного по итогу рассмотрения дела в рамках конституционного судопроизводство, посредством совершения как правотворческих, так и правоприменительных действий [2].

   В актах Конституционного Суда Российской Федерации граница между данными способами исполнения принятого акта не всегда четко выражена.

Именно в связи с этим конкретный способ исполнения решений федерального органа конституционного контроля обязанными субъектами определяется исходя из содержания оспоренного нормативного правого акта либо отдельного его положения, нормативно заданных последствий принятия решения Конституционного Суда Российской Федерации, а также содержащихся в нем особенностей реализации принятого акта.

   Помимо непосредственной реализации акта Конституционного Суда Российской Федерации, механизм исполнения решений федерального органа конституционного контроля включает также и процесс обеспечение такого исполнения.

Данный механизм включает в себя меры, направленные как на надлежащую реализацию конкретного решения Конституционного Суда Российской Федерации, так и на создание необходимых условий для дальнейшего исполнения иных актов федерального органа конституционного контроля.

Эффективность применения указанных мер достигается посредством систематического взаимодействие различных государственных органов и их должностных лиц [3 – c.37].

   Безусловно, все совершаемые уполномоченными субъектами действия, направленные на исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации совершаются в нормативно установленные сроки и подвергаются как внутреннему, так и внешнему контролю со стороны ряда субъектов.

   В частности, субъектами, уполномоченными на осуществление внутреннего контроля, выступают государственные органы и их должностные лица ответственные за принятие, изменение и отмену нормативных правовых актов, признанных федеральным органом конституционного контроля не соответствующими Основному закону Российской Федерации.

   В свою очередь, внешний контроль за реализацией актов Конституционного Суда Российской Федерации осуществляет, прежде всего, сам Конституционный Суд Российской Федерации в лице его Секретариат, деятельность которого в данной сфере заключается в систематическом анализе состояния дел по исполнению принятых федеральным органом конституционного контроля решений, а также причин их неисполнения или ненадлежащего исполнения [3 – c.38].

   Однако, несмотря на достаточно сформировавшийся и законодательно урегулированный механизм исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, все же на практике не все акты федерального органа конституционного контроля исполняются.

О существовании такой проблемы неоднократно в своих докладах упоминал Председатель Конституционного Суда Российской Федерации — В.Д.

Зорькин, говоря о том, что на данный момент времени накоплено много материалов по неисполнению решений федерального органа конституционного контроля всеми уровнями власти, в том числе и законодателем [4 – c.56].

   На наш взгляд, одной из причин неисполнения актов Конституционного Суда Российской Федерации на федеральном уровне является отсутствие в законодательстве срока принятие федеральным законодателем нормативных правовых актов, направленных на исполнение решений федерального органа конституционного контроля. Наличие законодательно установленного срока внесения Правительством Российской Федерации законопроекта в Государственную Думу Российской Федерации – не позднее шести месяцев, не означает его принятие в ближайшее время.

   Однако наиболее часто проблемы, связанные с исполнением решений Конституционного Суда Российской Федерации, возникают в сфере деятельности правоприменительных органов. Прежде всего, это связано с тем, что достаточно часто судебные органы в качестве основания для пересмотра правоприменительных решений рассматривают только постановления, забывая о том, что требование обязательности относится ко всем актом Конституционного Суда Российской Федерации вне зависимости от их процессуальной формы.  

   Особенно остро стоит проблема реализации определений Конституционного Суда Российской Федерации с позитивным содержанием, которые принимаются по вопросам не требующих вынесения итогового решения федерального органа конституционного контроля и содержат выявленный Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правовой смысл оспариваемой нормы.  Как показывает практика, в данной ситуации суды общей юрисдикции отказывают пересматривать судебные решения по делам заявителей в Конституционный Суд Российской Федерации, несмотря на прямое указание о пересмотре в акте федерального органа конституционного контроля.

   Помимо этого, стоит остановиться и на проблеме решений Конституционного Суда Российской Федерации, содержащих конституционно-правовой смысл положений нормативного правового акта.

Достаточно часто как суды общей юрисдикции, так и арбитражные суды по итогу рассмотрения дела принимают решения, основанные на нормативном правовом акте с истолкованием, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным федеральным органом конституционного контроля.

Безусловно, при возникновении такой ситуации судебные органы, принявшие решение, обязаны его пересмотреть в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, что, к сожалению, не всегда происходит на практике.

Отказывая в пересмотре решения, как суды общей юрисдикции, так и арбитражные суды, фактически настаивают на истолковании правовой нормы, не соответствующей смыслу, выявленному Конституционным Судом Российской Федерации, преодолевая тем самым решение федерального органа конституционного контроля, что не допустимо, исходя из положений Основного закона Российской Федерации.

   Таким образом, мы пришли к выводу о том, что, несмотря на достаточно сформировавшийся и законодательно урегулированный механизм исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, все же не все акты данного органа реализуются.

Неисполнение решений федерального органа конституционного контроля происходит как со стороны законодательных, так и правоприменительных органов государственной власти.

Вышеизложенный анализ причин неисполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, на наш взгляд, свидетельствует о необходимости внесения соответствующих изменений.

  1.    Во-первых, пункт 1 статьи 80 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» дополнить положением, касающемся срока принятие федеральным законодателем нормативных правовых актов, направленных на исполнение решений федерального органа конституционного контроля, что в целом исключит проблему затягивания сроков реализации актов Конституционного Суда Российской Федерации.
  2.    Во-вторых, во внутренних нормативных актах, касающихся деятельности соответствующих правоприменительных органов, регламентировать процедуры реализации решений федерального органа конституционного контроля.
  3.    В-третьих, установить в нормативных правовых актах, регламентирующих деятельность государственных органов, ответственных за исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации, возможных мер персональной ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение актов федерального органа конституционного контроля.
  4.    На наш взгляд, данные нововведения позволят увеличить эффективность исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, что является проявлением верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации, как одних из важнейших составляющих основ конституционного строя государства.
  5. Список литературы

   1. Кокотов А.Н. Исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2013. № 5. С. 90 – 102.   2.

Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями от 28 июля 2018 года № 1-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 13. Ст. 1447.   3. Волос А.А.

Проблемы исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации // Современная наука. 2011. № 5. С. 37 – 39.

   4. Султанов А.Р. Проблемы исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2009. № 9. С. 65 – 78.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *